В мире: «Супер Марио» остановил «друзей Путина»

Владимир Путин поздравил нового председателя Совета министров Италии Марио Драги с утверждением на этот пост. Драги личность почти легендарная. В прошлом он возглавлял главный банк ЕС и был признан спасителем еврозоны. Теперь стал человеком, предотвратившим приход к власти тех, кого называют «друзьями Путина». Но это не должно стать поводом для расстройства ни для «друзей Путина», ни для России.

После парламентских выборов 2018 года правительство Италии стало самым пророссийским в Западной Европе и главной политической проблемой Евросоюза из тех, по каким небесполезно плакать (по Британии, например, уже бесполезно). Еще никогда в действительно крупной и влиятельной стране ЕС власть не состояла из людей, чья идеология настолько бы противоречила генеральной линии Брюсселя. В мейнстримных СМИ Европы их окрестили «правительством друзей Путина». 

Основными силами, составившими правящую коалицию, тогда стали «Вперед, Италия» экс-премьера Сильвио Берлускони (о котором Путин и правда отзывается как о своем друге), популисты-евроскептики из «Движения 5 звезд» (Д5З), некогда основанного комиком Беппе Грилло, и «Лига Севера» Маттео Сальвини. Последний, еще будучи депутатом Европарламента, как-то пришел на его заседание в футболке с портретом президента России, причем было это в 2015 году, то есть уже после донбасского кризиса и резкого охлаждения отношений между Москвой и Брюсселем.

Особенно Брюссель и проевропейских политиков в Италии беспокоил как раз Сальвини – человек яркий, неординарный, способный на резкие шаги. Хотя в значительной степени это была уже его «перебесившаяся» версия – в прошлом «Лига Севера» грезила о распаде Италии и образовании на ее севере независимого государства Падания. Радиостанция, которую возглавлял все тот же Сальвини в начале нулевых, так и называлась – «Свободная Падания»

Сейчас его партия стоит на более умеренных позициях, но позиции это все-таки националистические – не только в плане неприятия внешней миграции, но и намерения ставить палки в колеса еврочиновникам. От Сальвини ждут, что рано или поздно он выведет Италию из ЕС.

Что же касается российского фактора, футболка с Путиным – это еще не проблема, но то, что однопартийцы Сальвини, взяв власть в парламентах областей Венето и Лигурия, приняли резолюцию о признании Крыма частью России, действительно проблема для Запада.

Все это делало Сальвини кандидатом в премьеры, неприемлемым для Брюсселя и значительной части истеблишмента Италии, но именно он получил моральное право возглавить правительство после выборов 2018-го – больше всего голосов на них набрала как раз-таки «Лига Севера». Некоторые другие кандидаты «северян» в кабинет министров были, с точки зрения евроатлантистов, еще хуже Сальвини, ситуация грозила перерасти в полномасштабный политический кризис, но сработал вшитый в итальянское государство «предохранитель». В парламентской Италии его роль исполняет президент.

Будучи формальным главой государства, верховным главнокомандующим, гарантом конституции и символом национального единства, он обладает ограниченными полномочиями – как британская королева, только без короны и с поправкой на то, что в Великобритании нет конституции. Полномочий этих тем не менее достаточно, чтобы включаться в политический процесс на опасных поворотах. Хотя основные рычаги управления страной находятся в руках правительства, сформированного парламентским большинством, формально именно президент назначает премьеров и принимает решение о проведении досрочных выборов.

После отставки Альчиде Де Гаспери в 1953-м, премьер-министры в Италии менялись чуть ли не ежегодно, иногда по два-три раза за год: со свойственной местному менталитету эмоциональностью, альянсы и союзы распадались и образовывались вновь. От езды по таким политическим ухабам неравномерно развитую страну грозило разнести на части, но президентам (политическим тяжеловесам и верховным менторам, избираемым на семь лет по особой непрямой системе) удавалось не допускать резких кренов в любую сторону.

Действующий – двенадцатый – президент Италии Серджо Маттарелла стал тем человеком, благодаря которому особо подозрительные радикалы в правительство не попали, но перевыборов не потребовалось: премьером стал независимый и компромиссный политик Джузеппе Конте, а Сальвини пришлось довольствоваться постами вице-премьера и главы МВД, чтобы решать столь волнующую его проблему с мигрантами в рамках закона. Эта конструкция продержалась до осени 2019 года, после чего «Лига Севера» покинула коалицию в надежде, что досрочные выборы принесут ей еще больше голосов.

Однако благодаря усилиям все того же Маттареллы, в парламенте удалось собрать новое большинство, и Конте остался во главе правительства. Еще полтора года спустя от коалиции откололась небольшая партия «Живая Италия» – и опять встал вопрос досрочных выборов, победу на которых социологи по-прежнему сулили «Лиге Севера». Но президент предложил другой выход – и у него опять получилось добиться своего, причем «северяне» даже вернулись в коалицию, не став требовать для Сальвини министерского портфеля.

Из-за всего этого может сложиться впечатление, будто Маттарелла, как агент брюссельской бюрократии и глобалистов, препятствует тому, чтобы к власти пришли поддерживаемые народом пророссийские силы. Это не совсем так. То есть он, конечно, агент, и он препятствует, но Маттареллу все же нельзя отнести к антироссийским политикам. После 2014 года он был одним из немногих глав государств ЕС, кто приезжал с официальными визитами в Москву, а в 2015-м, на пике попыток Запада подвергнуть РФ изоляции, принимал в своей резиденции Владимира Путина.

Главное, что у Италии сейчас проблемы посерьезнее, чем дискутировать о Крыме или «противодействовать российскому влиянию и российской агрессии», к чему ее призывают в США и ЕС.

Призывают, кстати, не так успешно, как им хотелось бы: для итальянцев характерны симпатии к России, и мы совсем не те, кем их можно запугать, особенно после того, как Москва пришла на помощь Риму в самые страшные дни ковидокризиса.

Но благодаря тому же кризису экономика страны упала почти на 9%, а госдолг увеличился на 20%, или 160 млрд евро – теперь это 160% ВВП. Отсюда миллион новых безработных, упадок прежде процветавшего туристического сектора и усугубление того, что в Италии называют «демографической катастрофой». 

Фактор ЕС тоже нельзя сбрасывать со счетов – общая сумма экстренных кредитов от него уже достигла 200 млрд евро, разногласия о распределении которых и похоронили второе правительство Конте.

В таких условиях стране требовался не евроскептик Сальвини, а хороший главный бухгалтер. И он у страны был.

Новый премьер Марио Драги шесть лет возглавлял Банк Италии, но наибольшую известность ему принесла должность председателя Европейского центрального банка – главного в зоне евро. На этом посту он, как считается, уберег еврозону от распада, а евровалюту от обесценивания, когда невероятными усилиями смог урегулировать долговой кризис, вызванный фактическим банкротством Греции и близости к нему ряда других экономик ЕС.

Какое прозвище к нему после этого приклеилось, догадаться нетрудно – «Супер Марио». Люди посерьезнее предпочитают определение более пафосное – «спаситель евро».

Профессор Драги – экономист и ученый, но ни в коем случае не политик, как он сам любит подчеркивать. Тем не менее его кабинет министров – это не только правительство технократов, бухгалтеров и аудиторов, задача которых увеличить привлекательность госдолга Италии для инвесторов (в том, что у Драги это получится, в Европе почти уверены). Это полноценное правительство национального единства, куда вошли представители как правых, так и левых партий, а также восемь независимых министров.

Сальвини все это, как ни странно, вполне устраивает, хотя еще совсем недавно «Лига Севера» ультимативно требовала досрочных выборов. Одно дело – быть в оппозиции к растерявшему популярность кабинету Конте, совсем другое – к правительству национального единства с таким квалифицированным и профильным специалистом, как Драги, во главе.

Конечно, существует риск, что к очередным выборам 2023 года «северяне» растеряют свою нынешнюю популярность и в принципе не смогут претендовать на власть. Но сейчас эта самая власть досталась бы им в стране с кризисом такого масштаба, который грозил бы похоронить всю партию, состоящую, напомним, из сторонников достаточно радикальных и популистских мер. Разумнее спрятаться за спину профи и подождать своего часа.

А до тех пор умеренно дружелюбные отношения между Москвой и Римом вряд ли изменятся как в лучшую, так и в худшую сторону. Сам Драги явно сконцентрируется на том, в чем особенно хорошо разбирается – на финансах, а пост главы МИД в его правительстве сохранил за собой Луиджи Ди Майо из Д5З, где в пику ЕС ориентируются на США, но при этом последовательно выступают за снятие санкций с России.

Теги:  Евросоюз , Италия