В мире: Южная Корея нашла возможность доставить проблемы любой стране

Южная Корея достигла важнейшего военно-технического рубежа - она вошла в элитный клуб стран, способных нанести удар баллистическими ракетами из-под воды. Как Сеулу удалось достичь этого, какие военные цели для применения такого оружия имеются у Южной Кореи - и почему России стоит относиться к происходящему более чем серьезно?

7 сентября с борта южнокорейской подлодки «Досан Ан Чханхо», головной в одноимённом классе кораблей, был выполнен успешный запуск баллистической ракеты подводной лодки (БРПЛ) «Хёнму 4-4». Но прежде чем говорить о новой ракете, стоит посмотреть на контекст события. Южная Корея (ЮК) имеет огромные амбиции на мировом рынке оружия и активно прорывается в такие его сегменты, как танки. Есть и масса других достижений. В то же время, у Южной Кореи есть и ряд военных угроз. Первая из них это, конечно же, КНДР, северные «родственники».

Амбиции

Правда, тут есть один нюанс. Бытует мнение, что КНДР это такой нищий, но страшный военный монстр со сверхмощной армией и ядерным оружием. Реальность, однако, иная. Нищая Северная Корея и войска содержит соответствующие — и столкновения с южанами эта армия не выдержит.

Разрыв по боевым возможностям между севером и югом чудовищен — на юге современные вооружённые силы, оснащённые новейшим высокотехнологичным оружием и обученные современным приёмам ведения войны, на юге — что-то похожее на армию Ирака в 1991 с поправкой на голодных солдат, в разы более убогую технику и нулевой боевой опыт. Всё начинается с физподготовки — откормленные за несколько поколений южане просто выше и сильнее, и несут больше оружия и боеприпасов, затем идёт эпохальный разрыв во всём — от радиосвязи до авиации. Южнокорейцы, конечно же, это прекрасно видят. Но к войне готовятся, во-первых, чтобы этот разрыв не исчез, а во-вторых…

Во-вторых, у южно-корейцев есть, прямо скажем, сложности с Японией. Это звучит странно, так как психологически любой сторонний наблюдатель воспринимает эти страны как союзников США, но друг с другом у них всё непросто.

C Южной Кореей у японцев и был, и есть территориальный спор вокруг островов Токто, которые Япония считает своими (как знакомо, да?). Сейчас в Южной Корее запущены процессы конфискации некоторой собственности японских компаний, а Япония наложила на Южную Корею торговые санкции, попутно обвинив в передаче оборудования и технологий двойного назначения не куда-то, а в КНДР. Японские патрульные самолёты время от времени приближаются к южно-корейским боевым кораблям, что обычно заканчивается протестами. Ими же заканчиваются визиты японских официальных лиц в пресловутый храм Ясукуни. В общем, никто там никому ничего не забыл и не простил.

И на всё это накладываются тайные глобальные амбиции. Южная Корея, судя по всему, активно готовится не просто к сокращению присутствия и влияния США в мире, но ещё и хочет «подрезать» себе часть этого влияния, и конвертировать его в деньги и в ресурсы, которыми страна обделена. Что нужно, чтобы тебя принимали всерьёз не только соседи? Нужно чтобы до этих «не только соседей» можно было бы дотянуться.

Возможности

Средством дотягиваться у любой страны всегда является флот, и тут Республика Корея не подкачала. Флот Южной Кореи — полностью океанский, с глобальной военной досягаемостью. У страны эсминцев всего в два раза меньше, чем у России БПК, эсминцев, фрегатов и крейсеров вместе взятых на всех флотах, при этом это относительно новые корабли, не старше 1996 года.

Вооружение тоже на уровне, особенно у, как говорят остряки, «самых ракетных кораблей в мире» - гигантских эсминцев типа «Король Сёджон» с 128-ю ракетными ячейками. Единственным кораблём с большим числом ракет в мире является наш атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов», но он ещё неизвестно сколько будет на модернизации, а во-вторых, такие корабли мы больше строить не можем, а у корейцев проблем с постройкой «Сёджонов» нет, три из них в строю, ещё три законтрактованы.

Южная Корея давно освоила постройку универсальных десантных кораблей — в строю три таких корабля типа «Токто». А значит, есть возможность высадки части сил морского десанта с воздуха и базирования ударных вертолётов. В помощь тройке «Токто» есть восемь танкодесантных кораблей. Но высаживаться куда-то корейцам можно только если местные союзники в наличии, и обязательно с авиацией. Чтобы избавиться от такой зависимости, Южной Корее стоило бы задуматься о своих авианосцах — и она над ними работает. А с другой стороны, при невозможности задействовать войска, южно-корейцы могли бы использовать в качестве средства воздействия развёрнутые на кораблях ракеты — и у них эти ракеты есть.

Ракетная программа и «Хёнму 4-4»

Южнокорейская ракетная программа не имеет такой славы, как северокорейская. Но это связано не с тем, что южно-корейцы не могут создавать ракеты — могут и создают. Однако много лет подряд южно-корейские ракетные амбиции открыто ограничивались США, которые принципиально не хотят появления независимых центров силы в мире.  Поэтому такими дальностями полёта, как северяне, южане похвастаться не могут. Могут другим.

В 1986 году началось производство первой южнокорейской баллистической ракеты «Хёнму-1» («Хёнму» - мифическая небесная черепахо-змея, страж северного неба). Это небольшая ракета с дальностью всего в 180 километров, но это полноценное оружие, надёжное и отработанное, причём с тяжёлой боевой частью в 480 кг.

Сегодня, вместе с «Хёнму-1», у Южной Кореи есть на вооружении и «Хёнму-2А», которая, по мнению западных экспертов, является вариантом российской ракеты, входящей в состав комплекса «Искандер».

В конце 2010-х южнокорейцы презентовали целое семейство крылатых ракет «Хёнму-3», дальности которых росли с 500 километров у варианта «А», через 1000 км в варианте «В» к 1500 км в варианте «С». Южная Корея сразу же создавала целое семейство ракет для применения с наземных пусковых установок, кораблей, подлодок и самолётов. На сегодня у корейцев есть возможность применять все виды этих ракет, а их количество таково, что в армии ЮК создано ракетное командование — зародыш южнокорейского аналога РВСН.

После того, как Трамп снял с Южной Кореи запрет на развитие ракет, появилась новая баллистическая ракета «Хёнму-4» - дальность 800 километров и монструозная боевая часть в 2 тонны. Как утверждается — для разрушения северокорейских подземных сооружений. Ну что ж, посмотрим. Есть все основания считать, что в конце концов, там пропишется именно БЧ массой 500 кг, которая, правда, полетит очень далеко. 

И, судя по числовому индексу, именно в рамках этого семейства Южная Корея создала и вариант для подводной лодки — и сразу же с подводным стартом. И в аккурат к моменту создания варианта «4-4» уже имела в строю первый подводный носитель этой ракеты.

Новая подлодка и её возможности

Носителем БРПЛ являются подводные лодки типа «Досан Ан Чханхо». Эти подлодки создавались в рамках программы «Korean Attack Submarine» - Корейская атакующая (так в западном мире и около называют многоцелевые) подлодка. «Досан Ан Чханхо» головная подлодка в серии, её надводное водоизмещение 3358 тонн, подводное 3750. Лодка имеет воздухонезависимую энергетическую обстановку и может оставаться под водой много дней. Шесть торпедных аппаратов могут использоваться для пуска современных корейских торпед, возможно противолодочных ракет или для постановки корейских же мин. Лодка отлично вооружена для подводного боя и имеет современные средства противоторпедной защиты. Сравнивать эту лодку с любой из российских «дизелюх» просто невозможно, они из разных эпох, хотя у новейшей нашей «Лады» проекта 677 могут и быть некоторые преимущества. Но именно что некоторые.

Характерным отличием этих подлодок от других неатомных ПЛ является наличие установок вертикального пуска (УВП) K-VLS, корейской разработки и производства.

Это аналог таких же российских или американских установок, но созданный по корейским стандартам. Первые две лодки в серии оснащены пусковой установкой на 6 ячеек, все следующие будут иметь по 10 ракет в установках. В отличие от УВП на «Ясенях» или «Вирджиниях», корейские пусковые позволяют стрелять баллистическими ракетами, что и показал пуск «Хёнму 4-4» из-под воды.

Надо сказать, что «Досан Ан Чханхо» реально сможет прийти в западную часть Индийского океана и создать там массу проблем любой стране, нанеся по ней пусть и слабый, но точный ракетный удар, выставив мины в важных портах и перейдя потом к охоте на надводные корабли. Что-то сделать с такой лодкой может страна уровня США, Китая или Японии. То есть корейцы действительно смогут орудовать в третьем мире в том числе и с помощью этих подлодок, если захотят. Особенно, если окажется, что эта ПЛ способна поддерживать операции сил специального назначения.

Представляет интерес то, зачем Южной Корее именно баллистическая ракета для ПЛ. Дело в том, что типовые тактические задачи можно решить и крылатой ракетой, она к тому же намного точнее. Если дальность полёта крылатой ракеты и баллистической одинакова (в случае с Кореей это пока так), то преимуществом баллистической ракеты является, в основном, возможность нанесения упреждающего удара за счёт высокой скорости — крылатая ракета летит к цели часы, баллистическая минуты. Но и тут встают вопросы по точности БРПЛ. По Северной Корее намного точнее отрабатывать с неподвижного основания — с наземной пусковой. Расстояния небольшие, подлётное время будет маленькое, а точность — достаточная. У БРПЛ с этим могут быть проблемы.

Если исключить различные соображения престижа, типа, у Северной Кореи есть подлодки с баллистическими ракетами, а у нас нет, то похоже, что южнокорейцы тоже хотят в перспективе иметь инструмент быстрого упреждающего удара там, куда их ракеты наземного базирования просто «не дотягиваются». Либо, в альтернативном варианте, при облегчении боевой части ракеты и увеличении её дальности, они зачем-то хотят стрелять далеко. Но как же точность?  На этот счёт есть одно опасение.

До 1975 года Южная Корея имела свою программу по созданию ядерного оружия. Программа была закрыта, но южнокорейцы систематически попадаются на продолжении исследований. Сегодня это «пороговое» государство, которое от ядерного оружия отделяет, если будет нужно, очень короткий срок. Не девять месяцев, как Японию, конечно, но сравнимо.

И вот тут БРПЛ на подлодках начинают играть совсем новыми красками — в самые горячие и опасные годы «Холодной войны» у СССР ракеты на подлодках имели как раз примерно такую дальность, которая будет у «Хёнму» после установки на неё лёгкой ядерной боевой части.

С ядерной БЧ 20-30 южнокорейских ракет станут очень значимым фактором мировой политики, ведь подлодки с огромной дальностью хода смогут доставить их на любой мыслимый рубеж пуска, обеспечив возможность достать любую точку в мире. И точность, которая у БРПЛ ограничена просто в силу самой её природы (пуск с движущейся под водой платформы), с ядерной боевой частью будет не настолько критична. Вот и получится разделение — для тактических задач крылатые ракеты с неядерными боевыми частями, для задач оперативных и стратегических — баллистические с ядерными. Это выглядит как попытка зайти в «клуб» великих держав. И если это так, то шансы корейцев на успех очень высоки.

Россия имеет неплохие отношения с Южной Кореей. Наша страна участвовала в создании их зенитных ракет, и не только зенитных, да и не только ракет. В ответ южно-корейцы не участвовали активно ни в каких антироссийских политических акциях — при всей своей дружбе с США. Антироссийских заявлений политики этой страны не делают.

То направление, в котором Южная Корея развивает свою военную мощь и военно-политические акции в мире, говорит о том, что это будущий военно-политический гигант, при этом лишённый психологических комплексов проигравшего, как та же Япония. Экономически же это уже гигант. Пуск их БРПЛ это явный «звоночек». К моменту когда этот дракон первый раз «рыкнет» где-нибудь, нам лучше быть добрыми друзьями с этой страной. И фундамент под это стоит закладывать уже сейчас.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Теги:  Южная Корея , ракеты , подводные лодки , армия и вооружение