Мнения: Введение виз со Средней Азией создаст массу новых проблем

В российском информационном пространстве есть ряд дискуссионных вопросов, по которым общество не может или не хочет договариваться. Как следствие, эти вопросы не снимаются, а напротив, периодически обостряются – когда появляются соответствующие поводы. Например, вопрос о снятии моратория на смертную казнь вновь всплыл после убийства и изнасилования двух девочек в Кузбассе; вопрос о месте в истории России деятелей раннего СССР – во время обсуждения восстановления памятника Дзержинскому на Лубянке; о национальном или многонациональном характере российского государства – в ходе обсуждений «русских» поправок в Конституцию.

В российском информационном пространстве есть ряд дискуссионных вопросов, по которым общество не может или не хочет договариваться. Как следствие, эти вопросы не снимаются, а напротив, периодически обостряются – когда появляются соответствующие поводы. Например, вопрос о снятии моратория на смертную казнь вновь всплыл после убийства и изнасилования двух девочек в Кузбассе; вопрос о месте в истории России деятелей раннего СССР – во время обсуждения восстановления памятника Дзержинскому на Лубянке; о национальном или многонациональном характере российского государства – в ходе обсуждений «русских» поправок в Конституцию.

А самый больной вопрос – что делать с трудовыми мигрантами из Средней Азии, заполонившими российские города. Прежде всего, конечно же, Москву. И это соседство категорически не нравится многим российским националистам, по любому поводу демонстрирующим свои взгляды на необходимость расовой чистоты в Первопрестольной. Так, например, они возмущаются решением московских властей продублировать надписи на станции метро «Лесопарковая» на таджикском и узбекском языках. Руководство метрополитена уверяет, что дублирование появилось из-за находящегося в Сахарово миграционного центра, куда ходят маршрутки с мигрантами как раз от «Лесопарковой», однако критики уверены, что речь идет об очередном унижении титульной нации.

Однако их жалобы на собственные фантазии – не самая большая проблема. Резонансные преступления с участием мигрантов (в последние дни весь интернет гудит из-за изнасилования и убийства двумя таджиками пенсионерки в Подмосковье) каждый раз реанимируют вопрос об отмене безвизового режима со странами Средней Азии. Режима, благодаря которому граждане Узбекистана, Киргизии и Таджикистана (казахи в меньшей степени – у них и дома работа есть) массово и без особого контроля приезжают на заработки в Россию. Визовый режим, по мнению его сторонников (к которым, кстати, относятся не только националисты, но и многие любители быстрых решений сложных вопросов), решит целый ряд важных проблем.

Во-первых, снизит криминогенную обстановку в городе – ведь, по их мнению, статистика МВД и лично мэр Собянин говорят о том, что в столице более половины всех преступлений совершают мигранты. Во-вторых, отмена безвиза позволит заменить хотя бы часть среднеазиатских мигрантов рабочими-россиянами. В-третьих, визовый режим позволит контролировать приток мигрантов, очищать его от преступников, педофилов, исламистов и других не нужных России гостей.

Математика и экономика

На самом же деле ни одну из этих проблем визовый режим не решит. Более того, он создаст новую, не менее опасную. Так, ссылающиеся на статистику МВД по мигрантам и на слова мэра Москвы, должны внимательно разобраться, о чем там говорится.

Речь шла о мигрантах в общем – как внутренних (то есть иногородних), так и внешних (иностранных). И внимательный взгляд на статистику преступлений показывает, что на долю граждан стран СНГ в 2019 году (последнем доковидном) пришлось около 5,5 тыс. преступлений из 142 тысяч по всей Москве. То есть не 60%, не 50%, а 3,8%. При том, что в 2019 году граждан стран СНГ в столице было более миллиона человек – и это явно не 4% от населения города.

В общем по России на долю граждан СНГ (то есть всех граждан, а не только среднеазиатов) приходилось лишь 2,9% от всех преступлений, совершенных на территории России. И это при том, что доля граждан стран СНГ в общем количестве людей, проживающих в РФ, опять гораздо больше 2,9%. Более того, самым популярным правонарушением, за которое ловят мигрантов, является подделка документов, а не какие-то тяжкие или особо тяжкие преступления.

Таким образом, элементарное обращение к статистике и знание математики показывает, что граждане СНГ в процентном соотношении к их численности в целом гораздо более законопослушны, чем граждане РФ. Что и неудивительно, поскольку рядовой таджик или узбек приезжает в ту же Москву вкалывать для прокорма семьи и зарабатывать деньги, а не проблемы с властями.

Второй вопрос – обеспечение работой российских граждан за счет освободившихся после гастарбайтеров мест – сам по себе важен и требует решения. Правительство действительно должно сначала обеспечивать работой россиян, а потом уже думать о том, как позволить заработать гражданам Узбекистана и Таджикистана. Однако проблема в том, что на сегодняшний день власти не способны организовать эффективную систему транзита рабочей силы из одних регионов в другие. Это только в фантазиях отдельных людей нужно просто взять жителя деревни Васюкино Тверской области и поставить его работать дворником в Москве.

В реальности для этого необходим фонд дешевого и качественного съемного жилья (которое нужно строить), высокий фонд заработной платы, на которую пойдет работать россиянин (для чего нужно дрессировать работодателей и выводить их из серых схем), а также воспитание в людях соответствующей культуры труда, своего рода трудовой этики. Ничего этого сейчас в масштабах Москвы нет, поэтому работодатели предпочитают нанимать дисциплинированных, не особо требовательных и непьющих жителей Средней Азии – и даже возмущаются ситуацией, когда этих людей на рынке труда не хватает из-за того, что многие уехали домой во время пандемии. Особенно страдает сектор общепита, стройки, транспорт и логистика. И что-то не видно, что вакансии стали массово заполняться россиянами из провинции.

При этом визовый режим лишь увеличит дефицит трудовых мигрантов. Ведь – и это к третьему вопросу – режим этот приведет не к контролю, а к хаосу и резкому сокращению числа гастарбайтеров просто потому, что российские консульства в регионах не будут справляться с потоком желающих. Так, например, в доковидном 2019 году граждан Узбекистана в России было более двух миллионов человек. Предположим, всем им нужно будет выдавать годовые визы (ибо на больший срок давать бессмысленно – исчезает смысл визового режима). Это значит, что консульства РФ в Узбекистане должны каким-то немыслимым образом штамповать минимум 5,5 тыс. виз в день. В день! Это абсолютно нереальные задачи.

Исламизм и беженцы на рассаду

В итоге введение визового режима не решит ни одной из проблем безвиза, а вместо этого создаст новые. И дело даже не столько в экономических проблемах и гололеде на улицах (которые приведут к куда большей потере денег и жизней, чем те, которые сейчас теряются из-за преступников-мигрантов), сколько в геополитической катастрофе. Формула очень проста и понятна для любого международника. Массовый отток трудовых мигрантов из России (куда они не смогут попасть из-за визового режима) вызовет существенный кризис в их родных странах. Социальный (приедут миллионы людей) и экономический (переводы из России в странах Средней Азии иногда эквивалентны всей расходной части их госбюджета). В странах начнется хаос, миллионы голодных и безработных свергнут власть – и в авангарде пойдет единственная оппозиционная, альтернативная властям, сила, которая смогла пережить репрессии тех же таджикских или узбекских властей. Местные исламисты.

Да, это прежде всего проблема местных неэффективных элит, однако в то же время это проблема и для России. Ведь в итоге как минимум мы получим резкую дестабилизацию нашего южного подбрюшья с миллионами беженцев, которые ринутся в РФ, а как максимум вынуждены будем отправлять наши войска для наведения порядка в наводненных исламистами странах. Цена этой операции очевидна – гибель наших солдат, устроенные исламистами ответные теракты в Москве и т. п. Спасибо, не надо... Проходили.

И для того, чтобы не проходить снова, нужно всего лишь не идти на поводу у любителей быстрых решений и не вводить никаких визовых режимов со странами Средней Азии. А преувеличенную, но все-таки существующую проблему с этнической узбекской, киргизской или таджикской преступностью в Москве решать иными способами. Например, эффективной работой правоохранителей, а также элементарным отношением к мигрантам как к людям. Без самоуничижения – как в Европе и США – но и без демонстрации их второсортности. Если эти мигранты будут понимать, что их тут уважают, их труд ценят, а о них заботятся, то и они будут относиться к России как к дому. А дома, как известно, не гадят.

Теги:  Таджикистан , мигранты , Средняя Азия , преступление