ГОСТОНОМИКА

Категория: НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ NFST

Противолодочная авиация ВМФ России получит новую противолодочную торпеду

Как стало известно, в ближайшее время ВМФ России начнёт получать новую авиационную противолодочную реактивную торпеду АПР-3М. Торпеда прошла весь цикл государственных испытаний, а Государственное Научно-Производственное Предприятие "Регион", являющееся разработчиком торпеды, уже начало её серийное производство.  АПР-3М является дальнейшим развитием и модернизированной версией существующей авиационной противолодочной торпеды АПР-3. АПР-3 являлась одним из наиболее новых и совершенных образцов российского торпедного оружия и Читать далее

Слово редактора: От сигнала до аврала

  Александра Григоренко, главный редактор журнала "Новый оборонный заказ. Стратегии"       От сигнала до аврала  Как это работает? Возникает насущная глобальная задача – экономическая, политическая или социальная, не важно. Выходят распоряжения, приказы, постановления, в которых ясно или между строк читается, чего требуется достичь. Когда? Разумеется, в кратчайшие сроки. Как? В режиме аврала, чтобы отчитаться и забыть о старом тренде, переключившись на Читать далее

Российские “Оводы” получат новую жизнь

Как стало известно, российским ВМФ принята программа по возвращению в строй и кардинальной модернизации малых ракетных кораблей проекта 1234.1 "Овод", составляющих основу "москитных сил" российского флота. Несмотря на солидный возраст, корабли имеют значительный модернизационный потенциал, что позволит им оставаться в строю ещё долгое время и иметь боевые возможности, сопоставимые с новыми кораблями данного класса. Малые ракетные корабли проекта 1234 "Овод" Читать далее

Новые десантные корабли для российского флота

23 апреля 2019 года на судостроительном заводе "Янтарь" состоялась церемония закладки двух новых десантных кораблей проекта 11711. Корабли данного проекта должны в будущем входить в состав корабельных групп ВМФ России в дальней океанской зоне.  Новые большие десантные корабли  получили имена "Владимир Андреев" и "Василий Трушин" и стали третьим и четвёртым кораблём соответственно в серии кораблей проекта 11711 . Несмотря на Читать далее

На российских верфях одновременно заложили сразу 4 крупных боевых корабля

23 апреля 2019 года стало знаковым днём для отечественного судостроения. Впервые в новейшей истории России одновременно заложены сразу 4 крупных боевых корабля на двух судостроительных заводах. На "Северной Верфи" в Санкт-Петербурге состоялась церемония закладки двух новейших фрегатов проекта 22350, а на Калининградском судостроительном заводе "Янтарь" заложили два больших десантных корабля проекта 11711.  Заложенные на "Северной Верфи" фрегаты проекта 22350 получили Читать далее

Корабли, самолёты и штабы военно-морского флота объединят в единую сеть

ВМФ России успешно внедряет новые системы обмена данными, позволяющие кораблям, самолётам и береговым штабам в режиме реального времени обмениваться информацией. В настоящий момент проводятся работы по интеграции самолётов палубной авиации в данную систему. 

Как сообщалось ранее, российские палубные истребители МиГ-29К уже получили новые системы обмена информацией, а в ближайшем будущем ими оснастят и тяжёлые палубные истребители Су-33, которые будут проходить модернизацию. Также сообщается, что благодаря этому российские самолёты палубной авиации смогут выдавать целеуказание для противокорабельных ракет, а также заранее "оповещать" корабельные системы ПВО о противнике. 

Фактически, речь идёт о создании единой тактической системы обмена данными, наподобие известной американской системы обмена информацией "Link-16". В рамках данной системы, каждый самолёт корабль, является одним из её "абонентов" и полученная им информация мгновенно передаётся всем прочим участникам сети. Как сообщается в открытых источниках новая система получила название Единой Системы Управления (ЕСУ) ВМФ. 

ЕСУ ВМФ позволяет в режиме реального времени формировать интерактивную карту района боевых действий и "наносить" на неё поступающую информацию, и самое главное - оперативно доносить информацию до командных структур и сократить до минимума время принятие решений. 

Рассмотрим наиболее значимые возможности, которые обеспечивает интеграция в данную систему самолётов палубной авиации.

Выдача целеуказания для противокорабельных крылатых ракет (ПКР). Тяжёлые сверхзвуковые ПКР являются основой ударной мощи ВМФ России.  Сверхзвуковая скорость полёта, в том числе и на предельно малых высотах, наличие на борту средств радиоэлектронной борьбы индивидуальной защиты, возможность маневрирования и прочие присущие российским ПКР возможности обеспечивают высокую вероятность прорыва даже наиболее мощных и совершенных корабельных систем ПВО. Более того, в настоящий момент для ВМФ России создаются и испытываются уже гиперзвуковые ПКР, которые и вовсе будут практически неуязвимы для современных средств ПВО.

Однако, применение данных ПКР на максимальную дальность, достигающую 500 и более километров существенно затруднено - оно невозможно без внешнего целеуказания, позволяющего определить положение кораблей противника относительно носителя ПКР. И если подводные лодки-носители подобных ПКР могут получить при необходимости целеуказания по данным от собственного гидроакустического комплекса, пусть и сблизившись на достаточно малое (порядка 100-150 километров) относительно максимальной дальности пуска ПКР расстояние, то надводные корабли-носители дальнобойных ПКР полностью зависимы от внешнего целеуказания.  В ВМФ СССР целеуказание для стрельбы ПКР обеспечивалось системой "Успех", размещённый на специальных носителях - вертолётах Ка-25РЦ и тяжёлых самолётах разведки  и целеуказания Ту-95РЦ, а также системой морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) "Легенда". При этом, боевая устойчивость авиационных средств целеуказания была очень низкой, в виду того, что большой, маломанёвренный и безоружный разведчик или вертолёт крайне уязвим для истребителей противника.

В настоящий момент целеуказание для стрельбы ПКР обеспечивается новой системой МКРЦ "Лиана", на порядок более совершенной и надёжной, нежели советская "Легенда". Однако оснащение палубных истребителей оборудованием обмена данными ЕСУ ВМФ обеспечит возможность получения целеуказания не дожидаясь информации от спутника. Кроме того, интегрированные в данную систему истребители смогут в режиме "онлайн" передавать данные и самолётам-носителям ПКР. К примеру, в состав вооружения палубных истребителей МиГ-29К входят сверхзвуковые ПКР Х-31А. 

Взаимодействие с корабельными системами ПВО. Информация, получаемая от бортовых РЛС истребителей и обрабатываемая в режиме реального времени, позволит средствам ПВО заранее подготовится к отражению удара, что особенно актуально при отражении удара низколетящих средств воздушного нападения. Также, вполне возможно, что в будущем, интегрированные в ЕСУ ВМФ смогут осуществлять загоризонтное наведение зенитных ракет новых и переспективных корабельных ЗРК (например морской версии ЗРК С-400), оснащённых активными головками самонаведения. Получая информацию о цели от истребителя, который её сопровождает своей бортовой РЛС, ЗРК сможет вырабатывать необходимые команды коррекции инерциальной навигационной системы зенитной ракеты для вывода её в нужную точку перехода на самонаведение.      

Возможность получения лётчиком истребителя всей необходимой информации о текущий информации от всех "абонентов" ЕСУ ВМФ. Это позволяет выбрать наиболее оптимальную тактику при решении задач ПВО соединения, завоевания превосходства в воздухе, ударных задач и т.д. 

Как видно, "информатизация" боевого пространства радикально расширяет эффективность различных систем вооружения. Учитывая возможности, которые открывает интеграция палубных истребителей в ЕСУ ВМФ представляется необходимым и интеграция в данную систему и прочих носителей ПКР, а также всех самолётов и вертолётов морской авиации.

Кроме того, это в очередной раз ставит вопрос не только о скорейшем завершении модернизации и вводе в строй единственного российского авианосца "Адмирал Кузнецов", но и о строительстве новых авианесущих кораблей, способных обеспечить максимальную эффективность применения кораблей ВМФ России и их боевую устойчивость в дальней морской зоне.

Павел Румянцев

"Новый Оборонный Заказ. Стратегии" 

 

Судебная практика в сфере ГОЗ

В рамках конференции "Гособоронзаказ. Состав затрат и финансовый мониторинг", которая проходила с 14 по 15 марта в Санкт-Петербурге, среди прочего обсуждалась проблема непоступления денег в сфере ГОЗ от головного исполнителя к исполнителю, уже выполнившему свои обязательства по контракту. 

Разберем ситуацию с правовой точки зрения. 

 

 

Текст:  Наталья Рыбинская, генеральный директор "Петербургского судебно-правового бюро" 


Существует проблема непоступления денег от головного исполнителя  гособоронзаказа к исполнителю, уже выполнившему свои обязательства по контракту. Поскольку срок оплаты в контракте традиционно оказывается фактически не определен и зависит от получения денег головным исполнителем от заказчика, т.е. от Минобороны РФ.

"Можно ли каким-то образом повлиять на ситуацию, когда нижестоящие в кооперации соисполнители не получают денег, пока их не получил головной исполнитель?", – спрашивают представители производств.

Конечно, Минобороны советует не заключать контракты на таких условиях оплаты, т.к. в Постановлении Правительства РФ от 26.12.2013 №1275 "О примерных условиях государственных контрактов (контрактов) по государственному оборонному заказу" отсутствуют подобные обязательные условия. Но в рамках правоприменительной практики избежать заключения исполнителем контракта именно на таких условиях не удастся. И вот почему.

В соответствии с пунктом 4 "Положения о примерных условиях государственных контрактов (контрактов) по государственному оборонному заказу", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.12.2013 №1275, условия контракта, заключаемого головным исполнителем с исполнителем, осуществляющим поставку продукции в целях выполнения государственного контракта, определяются условиями соответствующего государственного контракта, заключенного государственным заказчиком с этим головным исполнителем.

Следовательно, условия контракта между компанией (головным исполнителем государственного контракта), а также условия всех контрактов (договоров), заключенных компанией во исполнение контракта, определены условиями государственного контракта.

Если в соответствии с условиями контракта финансирование осуществляется за счет средств федерального бюджета, и оплата производится только при условии получения денежных средств от государственного заказчика (Минобороны России), то во исполнение вышеизложенных требований действующего законодательства аналогичные условия включаются и в контракты с соисполнителями.
Данная позиция судов основана на положениях ст. 157, 309, 310, 702 Гражданского кодекса РФ, Федерального закона от 29.12.2012 №275-ФЗ "О государственном оборонном заказе" и согласуется с Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №2 (2017), утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017.

Таким образом, условия контрактов субподряда относительно того, что срок оплаты выполненных исполнителем работ исчисляется с момента сдачи генеральным подрядчиком результата этих работ заказчику по договору или с момента получения генеральным подрядчиком оплаты от заказчика, не противоречит действующему законодательству.

Подтверждение указанной позиции можно найти в следующих решениях судов:
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 31.01.2019 №Ф05-17662/2017 по делу №А40-224658/2016; 
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.01.2019 №Ф05-23354/2018 по делу №А40-203532/2017; 
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.04.2018 №Ф05-3677/2018 по делу №А40-213853/2016.

©"Новый оборонный заказ. Стратегии"  
Санкт-Петербург, апрель 2019г.

Конференция_ ГОЗ_ 14-15.03.2019_Санкт-Петербург_ Дифанс Медиа

Конференция для исполнителей гособоронзаказа проходила в Санкт-Петербурге 14-15 марта 2019г.

 

Экспорт из России боевых машин пехоты

Текст: Андрей Фролов  

Экспорт бронетехники из России составляет значительную долю в сфере поставок техники сухопутных войск. Наиболее широко известны поставки танков Т-90 различных модификаций, в то время как сведения относительно БТР и БМП остаются в некоторой тени. Хотя в постсоветский период поставки БМП нового производства и из наличия по своим объемам сопоставимы с отгрузками танков.

На фото: БМП "Хризантема-С"


Основной и единственный производитель БМП в России – ОАО "Курганский машиностроительный завод" (КМЗ), который ведет производство БМП-3 и машин на их базе как для Министерства обороны России, так и на экспорт. Кроме того, предприятие предлагает свои варианты модернизации ранее поставленных на экспорт БМП-2 и БМП-3.

С другой стороны, в области модернизации БМП-2 на экспортном рынке известно АО "Конструкторское бюро приборостроения" – КБП (Тула) со своим модулем вооружения "Бережок", который также имел экспортный успех.

С 1983 г. БМП-2 стала основой производственной программы КМЗ, ее массовый выпуск продолжался до 1992 г. (причем отдельные небольшие партии машин выпускались до 2005–2006 г.). Лицензионный выпуск БМП-2 был организован в Чехословакии (Словакии) на заводе ZTS (c 1988 по 1996 г. было построено 344 машины) и в Индии на предприятии в Медаке, где с 1987 г. по настоящее время было изготовлено более 1,5 тыс. единиц. Стоит заметить, что индийцы самостоятельно разработали на основе БМП-2 ряд машин специального назначения. Интересно, что несмотря на явную устарелость конструкции, на мировом рынке на эти машины по-прежнему имеется спрос, что ставит на повестку дня вопрос о возобновлении их производства в России в случае появления крупного экспортного заказа.

На смену БМП-2 пришла машина нового поколения БМП-3, принятая на вооружение в мае 1987 г. С конца 1987 г. КМЗ начал серийное производство БМП-3 параллельно с БМП-2, хотя ввиду затянувшейся доводки новой машины оно шло невысокими темпами. Поскольку Министерство обороны СССР и России в 1980–1990-х гг. закупало лишь небольшие партии БМП-3, основной объем выпуска пришелся на экспортные поставки, причем этот "дисбаланс" фактически продолжает сохраняться до настоящего времени, даже несмотря на существенный рост объема закупок БМП-3 в рамках российского государственного оборонного заказа.

В каком-то смысле именно поставки на экспорт БМП-3 стали для КМЗ спасением в условиях финансово-экономического кризиса в стране. Первым заказчиком, который до сих пор остается крупнейшим эксплуатантом БМП-3, стали ОАЭ. Переговоры о поставках БМП-3 этому государству были начаты Советским Союзом сразу после окончания войны 1991 г. в Персидском заливе, а успешные испытания четырех машин проведены в Абу-Даби в августе 1991 г. В 1992 и 1997 г. с ОАЭ были заключены контракты на поставку в общей сложности 815 БМП-3.

После появления первого заказчика последовали новые. Так, уже в 1994 г. были подписаны контракты на поставку 122 БМП-3 в Кувейт и 45 БМП-3 на Кипр, а в 1996 г. начались поставки 33 БМП-3 в Южную Корею (в счет погашения задолженности бывшего СССР).

Кроме того, в 1992–2000 гг. КМЗ выполнял заключенный еще в ноябре 1991 г. контракт на организацию лицензионного производства БМП-2 в Иране, поставив в эту страну 82 готовых БМП-2, а также 331 машинокомплект для сборки БМП-2 на специально построенном заводе в Тегеране. Реализация соглашения была прервана ввиду подписания российской стороной и США известного протокола "Гор – Черномырдин" о сворачивании военно-технического сотрудничества с Ираном.

Таким образом, на протяжении всего периода 1990-х гг. КМЗ имел относительно стабильную по сравнению с другими оборонными предприятиями загрузку, пусть и не на столь высоком уровне, как в советские времена (например, в пиковом 1995 г. завод произвел для поставок за рубеж около 250 БМП-3 и машин на их базе).

Впрочем, в начале 2000-х гг. после выполнения вышеупомянутых заказов ситуация существенно ухудшилась, так как новые контракты не заключались. В 2001–2004 гг. Россия поставляла на экспорт только запчасти для БМП на несколько миллионов долларов в год.

В 2005 г. КМЗ исполнил единственный после 2001 г. экспортный контракт на поставку второй партии (37 единиц) модифицированных БМП-3 в Южную Корею (в счет погашения государственного долга России), а также поставил за рубеж запчасти для БМП-3 на сумму 15 млн долларов.

Отдельно стоит упомянуть реализацию в 2004–2005 гг. контракта на поставку в Йемен 188 БМП-2 из наличия Министерства обороны России, который оказался довольно значительным в отношении количества. КМЗ в качестве соисполнителя проводил ремонт этих машин и их модернизацию до варианта БМП-2Д с усиленной защитой. Впрочем, несмотря на крупный объем контракта, его стоимость составила всего около 40 млн долларов.

Ситуация стала меняться во второй половине 2000-х гг., когда число контрактов на БМП-3 начало расти вместе с общим ростом российского военного экспорта. Важным фактором в поставках БМП стал отход от "ближневосточного гетто", так как среди заказчиков появились страны СНГ и Азии (см. табл. 1). Благодаря этому экспортная составляющая в производстве БМП в России в начале 2010-х гг. снова стала определяющей, поскольку на поставки за рубеж в первой половине 2010-х гг. приходилось порядка 90% от объемов производства БМП-3.

В середине 2010-х гг. после исполнения крупных контрактов на поставку БМП-3 в Венесуэлу и Азербайджан маятник продаж снова качнулся в сторону Ближнего Востока – после того как Ирак в 2014 г. в рамках крупного пакета контрактов, заключенных с Россией, также заказал порядка 500 БМП-3М. В силу разных причин этот контракт долго не мог вступить в силу, и только летом 2018 г. Ирак получил первую партию из заказанных БМП-3М.

 

Таблица 1. Экспортные поставки боевых машин пехоты БМП-2 и БМП-3 и боевых машин на их базе нового производства в 1992–2018 гг.

Экспорт БМП_Инфографика_НОЗС_2-2019_Статья Андрея Фролова

Инфографика ©"Новый оборонный заказ. Стратегии" 

* поставка осуществлялась через посредника ГК "Росвооружение" в Словакии 
** исполнение контракта начато в 2018 г. 
Источник: подготовлено автором


БМП-2. В 2005–2006 гг. была изготовлена последняя партия (оценочно 40 машин) этих машин для российской армии. Последние поставки новых БМП-2 на экспорт осуществлялись в 1998 г. в Иран, после чего до 2002 г. в эту страну отправляли машинокомплекты для сборки. Кроме того, все эти годы КМЗ продолжал поставлять отдельные комплектующие для БМП-2, производимых по лицензии в Индии.

В то же время БМП-2 из наличия вооруженных сил продолжают оставаться весьма популярным предложением для стран "третьего мира", хотя здесь существует серьезная конкуренция со стороны бывших советских республик. Россия поставляла подержанные БМП-2 в Анголу в 1998 г. (65 машин), в Шри-Ланку в 2001 г. (36), а самой крупной партией стали отремонтированные и доработанные на КМЗ 188 единиц БМП-2Д, поставленные в Йемен в 2004–2005 гг. Из известных поставок БМП-2 из наличия можно отметить передачу нескольких десятков БМП-2 Армении в 2012 г.

В продвижении программ модернизации БМП-2 за рубеж пока что более удачливым оказалось конкурирующее тульское КБП, которое предлагает вариант модернизации под индексом БМП-2М с оснащением машины круглосуточным комплексом вооружения "Бережок" (включающим ПТРК "Корнет-Э"). Причем модернизировать этим боевым отделением можно и БМП-1 – путем доработки крыши шасси под установку башни БМП-2. В частности, в 2005 г. КБП подписало контракт с Алжиром на модернизацию по такому варианту более 300 БМП-1 в течение четырех лет. В 2014 г. Алжир подписал контракт на модернизацию еще 360 БМП-1 с оснащением их боевым модулем "Бережок" (этот контракт был исполнен в 2015–2017 гг.).

Следует отметить, что довольно значительное количество БМП-1 из наличия было поставлено из России в Сирию после начала российского вмешательства в этот конфликт в сентябре 2015 г. БМП-1 новой поставки из России были замечены в Сирии в 2017 г., вероятно, их число составляет несколько десятков единиц. При этом, насколько можно судить, БМП-2 (как и БМП-3) в Сирию не поставлялись, видимо, в силу большой потребности в них непосредственно в российской армии.

БМП-3 стала настоящим экспортным "хитом" российского ОПК, в период с 1992 по 2018 г. поставки за рубеж достигли почти 1700 единиц (см. табл. 1). Наряду с поставками машин нового производства довольно крупным стал контракт с ОАЭ на модернизацию 135 БМП-3 до варианта БМП-3М, исполненный в 2014–2017 гг. Ожидается продолжение этих контрактов с модернизацией всего парка эмиратских БМП-3. Несколько ранее, в 2005 г., был реализован контракт с ОАЭ на капитальный ремонт БМП-3 с передачей документации, запасных частей и создания ремонтных мощностей. При этом поставка запчастей продолжается и по сей день на сумму порядка 10–15 млн долларов ежегодно.

Из крупных, но так и не реализованных контрактов можно упомянуть греческий. В 2008 г. Греция приняла решение о приобретении 419 БМП-3М и 35 БМП-3Ф на сумму 1,2 млрд евро. Предполагалось, что большую часть заказанных машин будет собирать греческое предприятие Hellenic Vehicle Industry (ELVO), а КМЗ поставит только первые БМП-3 в готовом виде. Но по ряду причин этот контракт не был подписан. Довольно крупным заказчиком БМП-3 обещала стать Ливия времен Каддафи, но в силу известных событий туда удалось поставить только самоходный ПТРК "Хризантема-С" на базе БМП-3. Причем первые три машины были отгружены в Ливию еще при режиме Каддафи в 2009 г., они даже приняли участие в боевых действиях. Оставшиеся семь машин были поставлены переходному правительству Ливии в 2014 г.

Машины модификации БМП-3Ф для морской пехоты на данный момент приобретены только Индонезией, которая, впрочем, рассматривает возможность дальнейших закупок для замены парка устаревших плавающих танков ПТ-76 советского производства.

Машины на базе БМП-3. С 1990-х гг. КМЗ малыми партиями выпускает созданную на шасси БМП-3 легкую бронированную ремонтно-эвакуационную машину БРЭМ-Л. Эти машины поставлялись ОАЭ, Кипру, Кувейту, Венесуэле, Индонезии и Азербайджану, а ныне планируются поставки в Ирак. Кроме того, в Азербайджан отправлено 18 единиц 120-мм самоходных артиллерийско-минометных установок 2С31 "Вена" и такое же количество комплексов "Хризантема-С".

В 2015 г. был разработан опытный образец БМП "Драгун" с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения, так что десантирование может осуществляться через заднюю аппарель. Как считается, эта машина предназначалась для поставок на экспорт, но пока информации о заключенных на нее контрактах не поступало.

На базе БМП-3 в 2016 г. для Индонезии был разработан плавающий бронетранспортер БТ-3Ф. В настоящее время он проходит испытания. Вероятно, они будут успешно завершены, и Индонезия по своему обыкновению закупит как минимум несколько десятков машин в первой партии с перспективой дальнейшего увеличения заказа, поскольку этой стране требуется заменить морально устаревшие плавающие бронетранспортеры БТР-50ПК советского производства.

 

©"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
№ 2 (55) 2019г. , Санкт-Петербург 

 

Шпионы на орбите. Чем занимаются спутники-инспекторы

Текст:  Михаил Котов

Одним из важнейших прорывов последних лет стал рост срока работы космических аппаратов на орбите Земли. Сейчас время полноценной работы разведывательных спутников и спутников связи может исчисляться не месяцами, а годами.

В таких условиях все более важной становится возможность для военных любой страны подобраться поближе к космическим аппаратам противников, осуществить их фото- и видеосъемку, попытаться "прослушать" поток передаваемой информации.

Для этого нужны особые космические аппараты, сейчас их чаще всего называют "спутники-инспекторы". Они могут в определенных пределах перемещаться по орбите, менять ее, оказываясь на близком расстоянии с другими космическими аппаратами, чтобы успешно осуществлять требуемые операции. Самое главное – спутники-инспекторы не несут следов оружия, а потому никак не попадают под договор демилитаризации космоса от 27 января 1967 года. При этом их роль для разведки сложно переоценить – как еще можно больше узнать о самых секретных космических разработках противника?

О физике

Для начала нужно понимать реальные возможности практически любых космических аппаратов. Увы, физика космических полетов абсолютно неинтуитивна. Полеты всех космических аппаратов происходят по заранее заданным в момент пуска орбитам, где они находятся только за счет огромных скоростей, обеспеченных во время запуска. Для того чтобы изменить наклонение орбиты (ее угол по отношению к экватору), требуется затратить очень много энергии. Это можно сравнить с затратами энергии на выведение космического аппарата на орбиту.

Поэтому, когда говорится об изменении орбит спутником-инспектором, речь идет о достаточно небольшом диапазоне, происходит скорее коррекция той орбиты, на которой работает космический аппарат. Чаще всего речь идет о запуске спутника-инспектора на орбиту, близкую с требуемым объектом, и последующем сближении с ним. Кроме того, сближение происходит тоже достаточно медленно и может занимать несколько суток или даже недель.

Для подобных космических маневров чаще всего используется ионный двигатель или его аналоги. Это такой электрический ракетный двигатель, принцип работы которого основан на создании реактивной тяги на базе ионизированного газа, разогнанного до высоких скоростей в электрическом поле. Такие двигатели потребляют сравнительно мало топлива и могут функционировать в условиях космоса достаточно длительное время, к настоящему времени удалось добиться более трех лет непрерывной работы.

Проблема одна – ионный двигатель выдает очень низкую тягу, а потому перемещение спутников-инспекторов происходит очень и очень медленно. Это очень важный момент: с такой скоростью доступа к другим космическим аппаратам создавать из спутника истребитель неприятельских космических аппаратов попросту бессмысленно. Гораздо быстрее будет атаковать требуемые объекты с Земли, при помощи противоспутниковых ракет.

Хотя того, что под личиной спутника-инспектора окажется средство уничтожения, боятся все мировые космические державы. Именно поэтому каждый запуск и все перемещения космического аппарата между орбитами бдительно отслеживают и изучают.

Позиции России

Как же сейчас обстоит дело со спутниками-инспекторами в России? Естественно, речь в статье пойдет исключительно об открытой информации. В настоящее время наиболее используемыми являются два типа космических аппаратов, оба идут под общим индексом "Космос" (сам индекс мало о чем говорит, под ним находится сразу несколько типов военных спутников). К первому типу специалисты относят "Космос-2491", запущенный в 2013 году, "Космос-2499", последовавший за ним в 2014 году, и "Космос-2504" 2015 года запуска.

Все эти аппараты были замечены за перемещением на орбите, они сближались с другими российскими спутниками на близких орбитах. "Космос-2499" подлетал практически вплотную к разгонному блоку "Бриз-КМ", который и вывел его на орбиту.

Есть еще как минимум одна модель российских спутников-инспекторов. К ней относят "Космос-2519", запущенный в 2017 году и с тех пор как минимум дважды попадавший в сводки новостей по причине своего перемещения по орбите. Почему можно говорить о том, что "Космос-2519" – это аппарат другого типа? Во-первых, у него другой выводивший на орбиту носитель – "Союз-2.1в" вместо "Рокота", во-вторых, его выводили в одиночку, а не с попутными спутниками связи. Это говорит о больших линейных размерах и, скорее всего, более сложной системе.

Спустя месяц после запуска спутника в июне 2017 года появилась информация о том, что от него отделился дочерний спутник-инспектор и спустя короткое время сблизился с спутником связи "Космос-2486" на близкой к нему орбите. Продолжились перемещения и в 2018 году. Часть экспертов высказали мнение, что "Космос-2519" может быть создан на платформе "Карат-200", информация о которой появлялась в журнале "Вестник НПО им. Лавочкина" за 2015 год" (стр. 1921), но так это или нет, сказать пока сложно. Судя по открытой информации, основная задача "Космос-2519" – именно съемка космических объектов на геостационарной орбите.

НОЗС_02-2019_Инфографика_Шпионы на орбите

А что у них?

И США, и Китай активно разрабатывают космические аппараты, способные взаимодействовать со спутниками других стран на орбите. Причем ставка делается сразу на несколько направлений, например, в 2006 году американские военные запустили в космос как минимум два аппарата серии MiTEX, незаметность перемещений которых должна была обеспечиваться их небольшими размерами. Однако, судя по небольшому количеству доступной информации в прессе, задуманное не удалось.

Спустя два года на геостационарной орбите наблюдать за космическими аппаратами начал PAN, американский военный спутник радиоэлектронной разведки. По состоянию на 2017 год он сменил как минимум девять точек наблюдения.

Также к космическим аппаратам-инспекторам можно отнести и одну из главных надежд американского военного космоса – космоплан X-37 производства компании Boeing. Он может достаточно долгое время работать на орбите, менять орбиты в определенных пределах, выводить дополнительное оборудование и, что гораздо важнее, возвращаться с результатами обратно.

Космоплан оснащен грузовым отсеком и манипулятором, что породило большое количество предположений о его возможности похищать чужие спутники с орбиты и возвращать их на Землю. С рабочим спутником такая операция вряд ли пройдет, об этом станет известно практически сразу, и это немедленно приведет к дипломатическим осложнениям. А вот космический мусор или неработающий спутник доставить вполне можно. Это тоже будет замечено наблюдением с Земли, но – тем не менее.

Китай отрабатывает возможности космического сближения и наблюдения на большом количестве аппаратов. Известно, что в их число вошли спутники Chuang Xin 3 (CX-3), Shiyan 7 (SY-7) и Shijian 15 (SJ-15). Они меняют орбиту и пытаются взаимодействовать с другими космическими аппаратами при помощи манипуляторов.

Ближайшее будущее

Скорее всего, в ближайшем будущем количество военных спутников-инспекторов на разных орбитах будет только расти. Основная причина – "серая правовая зона", в которой находятся эти космические аппараты. Это не оружие, но возможность производить осмотр и контроль чужих военных спутников.

Стоит ожидать все большего разделения на перманентно работающие на орбите аппараты наблюдения и космопланы, подобные X-37, способные не только совершать миссии, но и возвращаться с материалами на Землю.

В то же время стоит ожидать и увеличения количества обвинений от космических держав в адрес друг друга. Это может стать как возможным поводом для увеличения собственных космических бюджетов, так и попыткой нащупать грань текущей и перспективной милитаризации космоса и его военного использования. В любом случае российским ВКС нужно быть готовыми к самым разным вариантам развития событий.

 

©"Новый оборонный заказ. Стратегии" 
№ 2 (55) 2019г. , Санкт-Петербург 

 

Военно-техническое сотрудничество России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона

Текст: Андрей Фролов  

Резкий прорыв на "индийском направлении", произошедший осенью 2018 года в военно-техническом сотрудничестве России и Индии, который знаменует начало практической реализации межправительственных соглашений, подписанных в октябре 2015 года, заставляет еще раз взглянуть на оружейный рынок стран Азиатско-Тихоокеанского региона с точки зрения присутствия там России. 

На фото: ПЗРК "Игла-С", зенитно-ракетный комплекс


Судя по всему, и в ближайшие годы он сохранит свое доминирование в географии поставок оружия из России. Однако не менее важно посмотреть на историю ВТС России со странами региона и отметить его особенности. 

Россия и СССР имеют давнюю историю поставок вооружения в различные страны Азии. Во времена царской России имели место поставки стрелкового оружия в Корею и Китай; в советский период (в 1920–1930-е годы) осуществлялись крупные поставки вооружений в Китай, причем как коммунистическим силам, так и Гоминьдану. Монгольская народная республика на всем протяжении существования также была крупным получателем вооружений из СССР в силу близости. После Второй Мировой войны, наряду с продолжением поставок в коммунистический Китай, СССР начал поставлять оружие в КНДР, затем в Индонезию и Северный Вьетнам. С 1961 года началось активное сотрудничество по линии ВТС с Индией, причем несколько ранее имелись контакты и с Пакистаном. В дальнейшем, в 1970-х годах, к числу получателей оружия добавились Лаос и Кампучия (Камбоджа). 

С развалом СССР возобновилось ВТС с Китаем (которое стало восстанавливаться еще в конце 1980-х годов), а после 1991 года – усилилось сотрудничество с Индией. При этом имели место прорывы на рынки, ранее закрытые для СССР. Это Малайзия и Южная Корея, а также Бангладеш и Мьянма. Довольно важным шагом стало возвращение на рынок Индонезии. В 2000-х годах к списку покупателей (получателей) российского вооружения добавились Таиланд и Филиппины.

Говоря о ситуации в 2010-х годах, необходимо отметить следующее. Объективная оценка ВТС России со странами АТР с каждым годом становится все сложнее в силу тенденции к закрытости информации о ВТС России в целом. Тем не менее, некоторые показатели просачиваются в СМИ, кроме того, становятся известными ряд контрактов со странами региона.

Так, исходя из анализа открытых данных, можно утверждать, что на всем протяжении 2010-х годов в пятерку крупнейших покупателей российского оружия из числа стран региона регулярно входили Индия, Китай и Вьетнам. С Китаем ситуация тем более показательна, что как раз на конец 2000-х – начало 2010-х пришлось "затухание" очередной волны крупных китайских контрактов, но заключение новых (в первую очередь на 24 истребителя Су-35 и четыре полка ЗРС С-400) изменили эту тенденцию.

Так, в 2013 году, по официальным данным, на Китай и СНГ пришлось 13% российского оружейного экспорта. В 2015 году на АТР в целом приходилось 42% поставок российских вооружений, при том, что на Ближний Восток и Северную Африку – 36%. Также сообщалось (в 2016 году), что объем заказов с Китаем достиг 8 млрд долларов, или 16% от всего портфеля, а поставки в том же году достигли 3 млрд долларов, или почти 20% от всего годового объема оружейного экспорта.

Интересно, что в 2017 году доля АТР в оружейном экспорте еще более выросла – до 45%, что, видимо, связано с ростом отгрузок по крупным контрактам с Китаем. Также сообщалось, что в прошлом году на Индию пришлось 16% от всех экспортных заказов на российское оружие, а портфель заказов составил 4 млрд долларов.

В 2018 году на Китай пришлось 15% портфеля заказов (6,75 млрд долларов) и 12% от поставок (1,92 млрд долларов). Интересно, что с 2013 года доля КНР в портфеле выросла с 5 до 14–15%. Вьетнам в портфеле заказов законтрактовал оружия на 1 млрд долларов.

Кроме того, благодаря заключению крупных контрактов с Индией на ЗРС С-400, фрегаты проекта 11356 и ПЗРК "Игла-С" и с Индонезией на истребители Су-35, в 2018 году удалось совершить довольно серьезный рывок в новой контрактации в целом.

С другой стороны, именно страны этого региона стали первыми пострадавшими от американских санкций в отношении российского оружейного экспорта. В сентябре США ввели первые официальные санкции по закону CAATSA – за покупку истребителей Су-35 и ЗРС С-400 они были введены против китайского Управления развития вооружений Центрального военного совета в целом и его руководителя генерала Ли Шанфу, хотя эти контракты были подписаны задолго до принятия CAATSA.

Санкции привели и к сложностям с оплатой уже поставленной продукции, причем даже в случае такой крупной державы, как Индия. В июне стало известно, что платежи со стороны Индии по большинству оружейных контрактов с Россией не поступают с апреля 2018 года.

Это было связано с введенными в соответствии с американским законом CAATSA санкциями против АО "Рособоронэкспорт", которые угрожают так называемыми вторичными санкциями его контрагентам. В качестве мер для решения этой проблемы была предпринята разработка новых вариантов оплаты – клиринговых расчетов и расчетов через валюты других стран, которые формально вывели бы индийские банки из-под действия CAATSA.

Говоря об особенностях ВТС России со странами АТР, нужно отметить следующие характерные черты: 

  • Как правило, именно страны этого региона становились стартовыми заказчиками для новых российских вооружений (истребители Су-30МКИ, Су-35, фрегаты проекта 11356, ЗРС С-400). 
  • Специфика торговли со странами региона в период 2011–2018 годов состоит в доминировании контрактов на поставку авиационной техники. 
  • В ВТС со странами АТР используется наиболее широкий спектр финансовых инструментов (средства покупателя, российский кредит, бартер, безвозмездная передача, использование национальных валют). 
  • Страны региона стали первыми явными жертвами американского закона CAATSA в части ВТС с Россией (Индонезия, Индия и Китай). 
  • России приходится не только испытывать конкуренцию со стороны традиционных оппонентов (ВПК стран Запада, Израиля и Китая), но и сталкиваться с растущими возможностями ВПК стран региона. 
  • После 2014 года страны АТР фактически стали единственным источником российского военного импорта, в первую очередь, комплектующих для производимых в России платформ. 

 

НОЗС_02-2019_Инфографика_Статья Фролова_ВТС в АТР

 

©"Новый оборонный заказ. Стратегии"  
№ 2 (55) 2019г. , Санкт-Петербург